Евгений Асс: «Наша цель — воспитать думающих и ответственных профессионалов» : Актуальное интервью : Дизайн и архитектура в Нижнем НовгородеЕвгений Асс — профессор МАРХИ и, пожалуй, самый известный архитектурный преподаватель страны: два года назад в партнерстве с Британской высшей школой дизайна и London Metropolitan University он основал Московскую архитектурную школу МАРШ с принципиально новыми формами обучения. Плоды «инновационного просвещения» уже получили самые высокие оценки мировых специалистов. 15 июля 2014 года Евгений Викторович представил блестящие дипломные работы первых выпускников МАРШа в Нижнем Новгороде в Галерее Сергея Туманина GST, и рассказал о своих грандиозных планах на будущее. — За время работы в МАРХИ у меня накопился большой педагогический опыт, захотелось расширить диапазон не только своей деятельности, но и вообще — диапазон российской архитектурной школы. Внутри МАРХИ — государственного учреждения с достаточно жесткими требованиями и условиями — сделать это было очень сложно, но, к счастью, обстоятельства сложились так, что мне удалось связаться с английскими коллегами и найти спонсоров. Мне кажется, в России очень мало архитектурных школ — не только по количеству институций, но и школ как совокупностей определенных методик, идеологий, традиций… Нет альтернативных вариантов. И мне захотелось создать именно такую школу — хотя бы попытаться! Пока что мы находимся в стадии становления.

В силу разных обстоятельств русские архитекторы несколько выключены из международного архитектурного сообщества и современного архитектурного диспута. У этого очень много причин, начиная с самой простой — неумения говорить на английском языке. «Наших» мало печатают в журналах, и сами они не пишут статей и книг, которые стали бы циркулировать в мире. Практикующие архитекторы мало преподают, их не приглашают в международные учебные заведения. Потому что архитектурная жизнь — это такая большая тусовка. Недавно я был на международной конференции в Праге, и там все друг с другом знакомы: из Нью-Йорка, из Гонконга, из Финляндии, Южной Африки… Это круг знакомых и единомышленников. Вот и хочется вырастить таких архитекторов, которые будут в этот круг вовлечены.

Архитектурой может заниматься любой образованный человек — при условии, что он этого хочет. Конечно, есть люди особо одаренные в архитектуре, но таких единицы: это те, кто порождает какие-то новые смыслы, а не оперирует уже существующими. Некоторые думают, что раз они умеют рисовать, то могут заниматься архитектурой, однако это не так: рисование является желательным условием, но не необходимым. В целом же профессионально заниматься архитектурой могут многие. Просто надо тренироваться, воспитать соответствующий склад ума, и чем раньше начать это делать, тем лучше. В МАРШе мы занимаемся «шлифовкой» уже имеющихся знаний и навыков. МАРШ — это название, с одной стороны, является просто аббревиатурой, с другой — отражает идею энергии, напора, динамики, драйва — марша в полном смысле этого слова. Английская версия названия также многозначна: MARCH — это и «март», первый весенний месяц, и сокращение от Master of Architecture — «мастер архитектуры» ( уровень знаний выпускников МАРШа подтверждается дипломом мастера архитектурного урбанизма (Master of Architecture and Urbanism) Лондонского университета Метрополитен. — Ред.) . Школа находится на территории московского арт-квартала Artplay — бывшей промзоны, где сейчас сконцентрировано большое количество креативных структур: галерей, творческих мастерских и т. д. Миссия нашей школы — создание новой для России модели архитектурного образования, позволяющей воспитать чувствительных, думающих и ответственных профессионалов.

Эта модель построена на непрерывном эксперименте, что в значительной степени отличает МАРШ от государственных учреждений: там методические и образовательные рамки довольно твердо зафиксированы. Мы же постоянно придумываем что-то новое: даже дипломные работы в МАРШ — необычные. Помимо портфолио и, собственно, самой диссертации мы требуем дневник: студент должен ежедневно фиксировать всю информацию, которая «работает» на проект. Это может быть все что угодно: музыка, еда — при условии, что студент описывает их в правильных терминах как нечто, повлиявшее на принятие творческих решений. Программа МАРШ — двухлетняя, она построена по модели Лондонского университета Метрополитен. Помимо архитектурного проектирования, студенты проходят курсы философии, социологии и теории архитектуры — «Историю пространства и времени», изучают прогрессивные конструкции и технологии, урбанизм, профессиональные коммуникации — навыки взаимодействия архитекторов с обществом и многое другое. Практические занятия проходят в проектных студиях под руководством ведущих российских и зарубежных архитекторов: у нас преподают Юрий Григорян, Александр Бродский, Сергей Скуратов, Владимир Плоткин, Сергей Чобан, Наринэ Тютчева, Антон Мосин, в следующем году педагогический состав расширится, в том числе за счет иностранных преподавателей. Мы очень гордимся тем, что в этом году заняли место в рейтинге 100 лучших европейских архитектурных школ по версии журнала DOMUS (DOMUS — легендарный журнал об архитектуре, дизайне и искусстве, обладает репутацией высокопрофессионального издания; основан в Италии в 1928 году.

— Ред.). Для школы, которой всего два года, я считаю, это неплохое достижение. В этом году студенты работали в трех дипломных студиях. Так, Сергей Чобан предложил дипломную студию под названием «Координация движений», имея в виду, что одна из проблем существующих в стране современных застроек заключается в «раскоординированности» городских ансамблей. Будучи одним из главных архитекторов города Сколково, который предположительно строится под Москвой, Сергей предложил использовать один из его кварталов для работы студентов и сделать несколько вариантов генерального плана застройки, разработать некий дизайн-код. Одним из самых интересных оказался проект Даниэля Баренбойма «Фитнесс Центр» : Даниэль спроектировал здание сложной пластической формы, напоминающее кусок камня, в котором довольно остроумно решена проблема освещения — через выступы отдельных элементов фасада. Дипломная студия, которой руководили я и мой сын Кирилл, получила название «Пере_зарядье» . С Зарядьем связана скандальная история в Москве: это огромная территория рядом с Кремлем, которая несколько лет назад по единоличному решению Правительства была объявлена территорией под парк.

«А может ли быть не-парк, а если не парк, то что?» — этот вопрос я задал студентам, и началась дискуссия. Была изучена история Зарядья начиная с XIII века, все объекты, которые возникали на этом месте, а также численность населявших его жителей: когда-то было 16 000, сейчас — 0. Рассматривая этот фрагмент городской территории, студенты сформулировали, как бы они хотели работать с городом: открыть Кремль для городских функций и лишить данную территорию сакральности, в частности, вернуть трамвай на Красную площадь, как было раньше. И это желание не случайно: в процессе исследований мы пришли к выводу, что одна из проблем идеи столичности в России заключается в перегруженности центра города представительскими и государственными функциями. Выяснилось, что более 80 процентов дверей в центральной части Москвы не доступны для жителей, это госучреждения, в которые обычные люди попасть не могут. Проект Recycling, выполненный нашей студенткой Марией Тюлькановой, получил приз в Лондоне как одна из лучших работ студентов-архитекторов этого года. Диплом создавался в студии Антона Де Силва из Лиссабона и Рубенса Кортеса из Гранады.

Рубенс Кортес жил в России два года, где писал диссертацию на тему «незавершенной Москвы»: в своей работе он размышлял о том, что 80 процентов населения любого советского и постсоветского города живет в новостройках. Это такой «недогород», оторванный от центра — своего ядра идентичности, в котором городские качества никак не наберут необходимую мощь. Идея студии «Незавершенная Москва» как раз заключалась в поиске способов, механизмов для придания этой городской форме какую-то завершенность. Для работы преподавателями был выбран самый удаленный район Москвы — Новокосино.

В процессе его исследования студентка обнаружила примыкающую лесопарковую зону с запущенным сельскохозяйственным участком, и превратила его в некую городскую ферму. Расположенная на участке заброшенная постройка приобрела новые социально полезные функции: в ней «открылись» рынок, каток, дискотека, фитнес… Так в результате несложных архитектурных манипуляций — создания подвала, новой системы остекления, вертикального озеленения и др. — на месте никому не нужного, изначально некрасивого сооружения возник активный культурный центр! На мой взгляд, самая трудная, базовая тема в архитектуре — обычное жилье для обычных людей.

Этот тип зданий составляет львиную долю всего строительства: по сравнению с жильем, музеев строится гораздо меньше. Исторически жилье и церкви (сейчас — разные культурные объекты) всегда были главной темой архитектуры. Если провести параллель с областью моды, то жилье — это повседневная одежда. Кто-то должен делать ее качественно, ведь это вопрос нашей идентичности и уверенности в себе. Точно также и жилье: оно оформляет нашу повседневность. Молодым архитекторам я бы посоветовал обращать внимание на все. На то, как движется воздух в комнате, как одеты люди на улице, на то, в какой цвет окрашены автомобили… Нет ничего такого, что было бы не важно для архитектора!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники